limeryk: (иероглиф)
[personal profile] limeryk
Они поймали меня на Антониони и Феллини.

"Задача была – покончить с подпольным интеллектуальным искусством, включая Феллини, Антониони. Это все люди, которых я терпеть не могу", - говорит - "До сих пор!" - говорит - "Я недавно пересмотрел "Восемь с половиной". Это такая гадость", - говорит.

"Божмой!" - возрадовалась я - "Неужели есть люди, которые тоже не любят Феллини с Антониони? А то я уже думала, что со мной что-то не так".

Я зацепилась за Феллини, и пошла дальше про них читать, изучать, слушать.

«Художники познакомились в морге Института физкультуры в 1963-м»  - многообещающее начало для продуктивного творческого союза, ага.

Концепция «соц-арта» была кардинальным возобновлением авангардистской практики, где художники оказались даже радикальнее собственного проекта: внутренним смыслом замысла, вложенного в интенцию «соц-арта», была идея постоянного дистанцирования от собственных работ, по их личному выражению, – «редукция». По мере того как расширялось поле производимой ими деконструкции культуры – советской, исторической, мировой, художники выбирали все более радикальную позицию взгляда на цивилизационный ландшафт.

Справедливости ради следует сказать, что благодаря им постмодерн реабилитировался в моих глазах.
Многое стало понятно.
Отсутствие осознавания того, что есть "божественная искра", заставляет людей разбирать предметы материального мира на атомы в поисках того, ради чего это всё.
Не скажу, что это захватывающе, но имеет право на существование, а местами даже прикольно.
И если человек от этого счастлив, то почему бы и нет?

Александр Меламид: Для нас, антикоммунистов, трудно поверить, насколько коммунизм имел интеллектуальное значение на Западе. Это трудно просто оценить. Это было единственное учение, которое создало всю культуру. Более того, я вам скажу, что весь модернизм, американский модернизм, был создан несколькими критиками и одним журналом. Они были троцкистами, они исповедовали идею перманентной революции. То есть изменения должны идти все время. Благодаря революционным идеям Россия была центром мира интеллектуального.

Леонид Велехов: Это действительно трудно адекватно себе представить.

Александр Меламид: Да, но это так! Поэтому когда все это разрушилось, Россия потеряла для Запада всякий смысл и всякую ценность. Что у нас есть? Мы недостаточно экзотичны, в отличие, скажем, от Китая, который по-прежнему интересен для Запада. А русские, говорят на Западе, теперь как и мы, только там свободы нет, и вообще нет ничего интересного.

Все явления идут параллельно. Есть сейчас одно из самых модных слов, которое все время употребляется в английском языке, это немецкое слово "Zeitgeist", что значит "дух времени". Есть определенный какой-то необъяснимый… Мы, которые занимались искусством, были с поп-артом, мы как бы одни из первых были постмодернистов, но мы понятия не имели, что мы постмодернисты. Мы были очень изолированы от западной действительности. Мы видели какие-то репродукции, конечно, но это были крохи. Россия была в это время страшно отделена от мира. И, тем не менее, эти явления каким-то образом почему-то приблизительно в одно время произошли. Приход Трампа – это случайность. Но значит, случайность должна произойти и в России, если мы верим в Zeitgeist.

"Выпьем за Альцгеймера!" / Радио Свобода

Комар и Меламид, дуэт /  ART УЗЕЛ

Date: 2017-04-19 12:24 pm (UTC)
sandy_cat: (сэнсэй)
From: [personal profile] sandy_cat
Интересно!

Profile

limeryk: (Default)
limeryk

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 06:02 am
Powered by Dreamwidth Studios